July 28th, 2008

Владимир Шинкарев, цикл "Зима"

фото М. Гуляевой
Живописные вылазки Шинкарева в сопредельные искусства: литературу, кинематограф и ортодоксальную живопись имеют общую для современных пластических искусств задачу – взять языка. В скудной «Зиме» обогащение межвидовой лексикой происходит неприметно, холод рассеял редкоземельные стилевые крупицы. Киношный крупноплановый наплыв, ровное, как по рельсам, движение несуществующей камеры, вглядывание в ничтожное. «Оставим, это пустое», как нередко говорили в щедром XIX веке о незначительном для внимания. Теперь в слепящей пустоте постмодернизма рассыпана соль содержания, мучительно незаметная и тем желанная. весь текст

Будапештский шедевр Гойи


Франсиско Гойя. Водоноска. 1810. Будапештский музей изобразительных искусств


Это совсем небольшое (68 на 50 см) полотно, «кабинетного размера», как о подобных картинах говорил сам Гойя. В сравнении с другими сюжетными полотнами великого испанца «Водоноска» может показаться очень скромной, малозначимой работой, своего рода жанровой зарисовкой. Но по качеству живописи «Водоноска» стоит в ряду лучших произведений Будапештского музея изобразительных искусств. В этом ряду – два небольших портрета: «Юноши в красном берете» Рафаэля и «Девушки» Тинторетто, которые исключительно своими живописными достоинствами создают внутренний масштаб, сопоставимый с крупнейшими монументальными полотнами. В таких картинах художественная форма достигает удивительной содержательной наполненности и чистоты звучания. Она дает глазу не просто длительную, а, наверное, бесконечную возможность для созерцания, погружения в собственный мир произведения.


Рафаэль. Портрет юноши (Автопортрет ?). Начало 1500-х.
Будапештский музей изобразительных искусств



Тинторетто. Портрет девушки (дочери ?). Около 1550.
Будапештский музей изобразительных искусств

Collapse )