December 8th, 2017

cycl-3
  • raf_sh

Фердинанд Ходлер в Тель-Авиве, Мюнхене и Цюрихе


(оригинал: https://raf-sh.livejournal.com/1466746.html)

Ferdinand Hodler (1853-1918)

September 8, 2012, Tel Aviv, Museum of Arts
June 17, 2013, Munchen, Neue Pinakothek
June 22, 2013, Zurich, Kunsthaus
September 14, 2014, Zurich, Kunsthaus

Фердинанд Ходлер (1853-1918)

Тель-Авив, Музей Искусств, 8 сентября 2012 г.
Мюнхен, Новая Пинакотека, 17 июня 2013 г.
Цюрих, Музей Искусств, 22 июня 2013 г. и 14 сентября 2014 г.

(Link to the whole album...)




Collapse )

osen'

о подделках

<...>

Рынок произведений искусства очень сложен. И не все заинтересованы в том, чтобы определять подлинность произведений искусства. 30% работ, которые гуляют по рынку – поддельные. Года четыре назад коллекционер Виктор Вексельберг купил на Christie's "Одалиску" Кустодиева, которая оказалась поддельной. Вексельберг четыре года судился с Christie's и получил деньги обратно. Но, обратите внимание, картина была куплена не с рук, а Christie's – не последний аукцион.

Насколько тщательно аукционный дом проверяет подлинность произведения?

Это их имя и деньги. Более того, теперь принято, хотя раньше этого не было, под каждой работой указывать документ, удостоверяющий подлинность произведения. Это может быть семья, наследники, так называемый "комитет".

Как устанавливается подлинность?

Еще более сложный вопрос. В каждой стране по-своему. Например, во Франции этим заведуют наследники. И если художник был отцом того человека, который определяет подлинность картины, это еще ничего. Страшнее – если это прадедушка, которого он никогда в жизни не видел. И хорошо, если есть архивы, в которых он может проверить, была ли его прадедом нарисована в таком-то году золотая корова. А если архива нет?

Кроме того, почти по каждому крупному художнику есть так называемые "Комитеты". Например, Комитет Шагала. Туда попадает каждая работа, подлинность которой надо установить. С Шагалом, кстати, дело обстоит лучше, чем с большинством художников. Шагал долго прожил, дорого продавался, у него уже при жизни были подделки, и он сам пытался навести порядок.

Почти у всех крупны художников есть каталог-резоне, куда вносятся все работы художника. Если там работы нет (например, картина была написана после того, как был издан последний каталог данного художника), ты идешь в комитет.

В комитете сидят, допустим, 12 специалистов – представители семьи художника и искусствоведы. Если они приходят к выводу, что это Шагал, работу вносят в реестры, а владельцу выдают документы, с которыми он уже отправляется на аукцион.

Однако если работу признают подделкой (а работы нужно присылать "живьем", фотографии не проверяют), она подлежит уничтожению. А если вы искренне верите, что у вас есть Шагал, или заплатили за картину, как за Шагала? Поэтому есть ситуации, в которых люди предпочитают не обращаться в "комитеты". <...>