Женя (jenya444) wrote in classic_art_ru,
Женя
jenya444
classic_art_ru

Categories:

Вопрос знатокам: исключения студентов из МУЖВЗ

Читал заметку про Фалька и наткнулся на такой эпизод:

В общем, причин для неприязни к Фальку у советской власти было достаточно. Причем особую ненависть к нему питал как раз Александр Герасимов, долгие годы ведавший живописью при советском правительстве. Видимо, помнил первый президент Академии художеств СССР, как еще в студенческие времена получил по физиономии от Фалька за антисемитскую выходку.

Заинтересовавшись, я начал поиски в интернете. Нашлось не так много, и картина складывается противоречивая. Может кто знает подробности исключения студентов из МУЖВЗ (Московское училище живописи, ваяния и зодчества) в 1909 (или 1910) годах? Может исключали несколько групп в 1909 и 1910м? Ниже подборка отрывков из разных источников.

Мне еще рассказывали, что, когда Александр Герасимов, который ведал живописью при советском правительстве и написал картину «Два вождя после дождя» — Сталин и Ворошилов, был еще бунтующим студентом, Фальк дал ему по физиономии за то, что тот инициировал срыв занятий в Училище живописи, ваяния и зодчества. Это занятие должен был провести мой дед Леонид Осипович, который подменял заболевшего Коровина. Студенты демонстративно встали и ушли с его занятий, потому что Пастернак — еврей.

http://booknik.ru/today/faces/e_pasternak/

Вначале было жарко. У отца разболелся левый глаз. Работать было трудно, но он преодолевал боль и писал. Болезненно думал об училище и огорчениях, которые ему доставляли ученики из "левых", они не хотели учиться и хамили преподавателям. Их показное пренебрежение к школе он считал причиной того, что из училища ушел Серов. В январе 1910 года, после ухода Валентина Серова, он замещал в портретном классе заболевшего Константина Коровина. Несколько студентов черносотенного толка ушли с занятий, объявив впоследствии, что это было сделано демонстративно. Пастернак подал в отставку. Совет училища просил его вернуться. Несколько студентов, в том числе Александр Герасимов, были исключены.

http://www.russofile.ru/articles/article_73.php

Художественное образование А. М. Герасимов получил в МУЖВЗ (1903-15), где его наставниками были крупнейшие русские живописцы рубежа XIX и XX вв. - А Е Архипов, Н. А. Касаткин, К. А. Коровин. У них он заимствовал широкую этюдную манеру письма, смелый мазок, сочный (хотя часто и грубоватый) колорит. Окончив в 1910 г. живописное отделение, он, чтобы продолжить занятия у Коровина, поступил на архитектурное.

http://rexstar.ru/content/alb1495

Речь идет об инциденте в портретном классе Московского училища живописи, ваяния и зодчества в январе 1910 г., когда в результате конфликта с руководством Фальк вместе с группой студентов был отчислен из училища. Когда болевшего Коровина замещал Пастернак, «ученики все как один встали, сложили мольберты и покинули аудиторию. Всю группу в количестве 35 человек исключили <…> Затем все-таки предложили им написать прошение, нечто вроде извинения в совет преподавателей, и закончить курс со свидетельствами на право преподавания рисования в школе» (цит. по: Щекин-Кротова А.В. Воспоминания о Р.Р.Фальке. [Конец 1970-х] // РГАЛИ. Ф.3018. Оп.2. Ед.хр.100. Л. 21, 22). В нескольких анкетах сам художник так формулирует причины исключения: «В 1909 г. за несколько дней до окончания был исключен совместно с Машковым, Ларионовым, Куприным, Рождественским. Причина — следование принципам французских импрессионистов, а не принципам своих руководителей» (Анкета для художников, участвующих на венецианской выставке 1924 г. № 84 // РГАЛИ. Ф.2701. Оп.1. Ед.хр.147. Л. 9-10). В более поздней анкете читаем: «Окончил школу в 1910 г., но перед выпускными зачетами был исключен вследствие противоположности своего подхода к искусству художественной тенденции этой школы» (Анкета Р.Р.Фалька // РГАЛИ. Ф.1938. Оп.1. Ед.хр.62. Л. 1-2). Вскоре Фальк, как и многие из числа изгнанных, был восстановлен в Училище, где проучился, судя по документам, до 1912 г. (см.: Личное дело № 31 Романа Рафаиловича Фалька. 29 сентября 1904 – 16 марта 1912 // РГАЛИ. Ф.680. Оп.2. Ед.хр. 1950). Подробнее об инциденте см.: Крусанов А.В. Русский авангард: 1907–1932. (Исторический обзор): В 3 т. М., 2010. Т.1 (Кн.1). С. 195-198.

http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/10014.php

А в 1909 году Александр Шевченко вместе с группой из 67 художников был исключён из МУЖВЗ, когда до полного окончания курса оставалось всего около двух месяцев. В своих воспоминаниях автор указывает, что причиной его ухода стала ссора с инспектором училища, и ничего не пишет об обструкции, устроенной студентами профессору Л. Пастернаку, который должен был заменить заболевшего К. Коровина. Бунтарей исключили из училища, по словам одного из них (Александра Куприна), «за организацию буянства против Пастернака». Но Шевченко, придерживаясь версии инцидента с инспектором, пишет, что Школу «не стал  кончать, ушёл из неё  и ранней весной уехал на  дачу писать этюды.

http://www.valentinovka.com/sites/default/files/uehali_na_dachu_v_burkovo.pdf

Портретно-жанровой мастерской руководили В.А. Серов и К.А. Коровин. В мастерской были учащиеся разных сроков окончания натурного класса и направлений. При мне там работали: Л. Туржанский, И. Машков, С. Судейкин, П. Кузнецов и др. молодые, но уже сложившиеся художники. В портретной мастерской и вечерами рисовали натурщицу, что было однообразно. Мне захотелось работать с натурщика, поэтому я вернулся на вечерние занятия в натурный класс к Л.О. Пастернаку. Как-то у Серова произошел с Художественным советом конфликт из-за А.С. Голубкиной, и он покинул мастерскую. На его место был назначен Л.О. Пастернак. Ученики Серова заявили протест, перестав посещать класс. На общем собрании учащихся, я, будучи в меньшинстве, возражал против таких решительных мер, говоря, что до окончания мастерской остается месяц-два и за такой короткий срок нельзя ничему научиться у Серова или же разучиться у Пастернака. Совет объявил виновниками в этом деле «левых», исключил из Училища Ларионова, Куприна, Фалька, а заодно и меня.»

В.В. Рождественский. Записки художника. Советский художник. М., 1963

А вот воспоминания самого Л.О. Пастернака, но там ничего нет про исключение студентов:


    Нужно глубоко знать Серова, чтобы по-настоящему оценить следующий эпизод, характерный для того времени и для "надвигавшихся событий". Рассказываю так, как мне передавали: поправляя этюд с обнаженной женской натуры одного талантливого ученика из "передовых", подражавшего уже ставшей модной тогда "сногсшибательной" красочности, Серов спросил, зачем тот положил такую яркую зеленую краску под мышкой натурщицы? Вдруг, среди всегда царящей в классе тишины, когда там находится преподаватель, раздается нарочито резко и грубо ответ: "А что ж надо -- ваксой?" (намек на серовскую любовь к черной краске). Серов смолчал, отошел к следующему ученику поправлять. Только потом, обращаясь в сторону грубого молодца, произнес: "А хотя бы и ваксой!" -- и молча вышел. Затем воспользовавшись первым удобным случаем -- ничтожным столкновением с администрацией* -- Серов покинул Училище. Для меня уход его был вдвойне огорчителен: в смысле потери Училищем замечательного преподавателя и в смысле утраты единомышленника и друга. И вскоре мои "друзья" не замедлили использовать его отсутствие: они смогли подготовить нескольких учеников, не очень даровитых, устроить мне "небольшую демонстрацию"...
       Пока все это еще свежо в памяти, надо рассказать, что же все-таки произошло на самом деле; что многими московскими тогдашними газетами было подано и раздуто до размеров "инцидента" в портретном классе Училища живописи, ваяния и зодчества. Почти год после ухода из портретного класса Серова вел этот класс один К. Коровин, при Серове бывший вторым руководителем класса. Но по болезни Коровин часто и подолгу не появлялся на уроках и потому обратился с письмом ко мне, прося временно заменить его. С такой же просьбой о временном замещении его мною, пока он болен, Коровин письменно же обратился к директору кн. Львову. Я согласился, не подумав, однако, что надо бы огласить письмо Коровина ученикам его класса. Вот этим и воспользовались мои недруги и уговорили часть учеников, когда я войду в класс, демонстративно "покинуть" занятие. Так именно и произошло 20 января 1910 года, но, увлеченный анализом работ моих бывших учеников натурного класса, к которым я подошел, как к старым знакомым, я вовсе и не обратил внимания на то, что, действительно, несколько учеников, захлопнув свои ящики, вышли из класса. Только уж к концу дня от совершенно расстроенного С. В. Иванова, зашедшего ко мне, я узнал, что мне "что-то" готовилось. Узнав об этом, я тотчас же пошел к директору передать мое прошение об отставке, не желая ни минуты более оставаться в Училище. Директор, однако, моего прошения не принял и всячески стал уговаривать взять прошение обратно или хотя бы повременить, чтобы убедиться в симпатии ко мне не только его и Совета, но и всех преподавателей и, наконец, самих учащихся и т. д.
       Действительно, на следующий же день я получил обращение в письменной форме от преподавателей и от студентов с выражениями сожаления о случившемся, возмущения и полного осуждения (даже со стороны учеников портретного класса!) демонстрации, так и не удавшейся, с просьбами не покидать Училища, продолжать "плодотворную деятельность" и т. д. Ко мне заходили и мои ученики, и ученики портретного класса с такими же словами... все это, конечно, было некоторым моральным удовлетворением. Я считаю, что если бы не усердие газет, раздувших дело, этот "инцидент" и не вышел бы за рамки небольшого "домашнего" происшествия, не имевшего никаких особых последствий. Падкие же на сенсации газеты, не поняв, что, собственно, имело место, сразу стали трубить об "инциденте". Сам К. Коровин, узнав о случившемся, признал себя во всем виноватым и обратился с письмом к классу, объясняя, что он сам упросил меня побыть временно, до его выздоровления, в классе и что никто не собирался заменить его кем-либо вообще (как это было "подано" кем-то группе учащихся). Когда же он поправился, он приехал ко мне с повинной. К моему 50-летию, которого я не собирался официально праздновать, но о котором мои ученики как-то узнали, ими был поднесен очень трогательный по содержанию адрес с поздравлением и всякими пожеланиями.

http://az.lib.ru/p/pasternak_l_o/text_1943_zapisi_raznyh_let.shtml
Tags: Пастернак, Фальк
Subscribe

  • Действительно, хороша

    https://jenya444.livejournal.com/599356.html Серов, портрет Гиршман, 1904. " ... Серов начал класс обнаженной натуры в России. У нас это…

  • Где портреты четы Грюнбергов?

    Многоуважаемый Юлий Осипович, простите, что я до сих пор не прислал Вам списка рассказов, определяющего, как Вы желали, содержание каждого тома.…

  • Серов и Пушкин

    Картины Серова "Тройка" (к стихотворению "Зимняя дорога") и портрет Дервиза на скамье найти не удалось, может сообщество поможет.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments