Женя (jenya444) wrote in classic_art_ru,
Женя
jenya444
classic_art_ru

Categories:

Серов и Пушкин

Картины Серова "Тройка" (к стихотворению "Зимняя дорога") и портрет Дервиза на скамье найти не удалось, может сообщество поможет. А "Пушкин на садовой скамье" у нас есть:

Serov_1899

В. Серов. А. С. Пушкин на садовой скамье, 1899

Алексей Федоров-Давыдов:

В 1899 году Серов в числе других художников участвует в иллюстрировании юбилейного издания сочинений Пушкина, предпринятого П.П.Кончаловским. Им были выполнены акварель «А.С.Пушкин на садовой скамье» и темпера «Тройка» (обе - Музей А.С.Пушкина). Акварель явилась портретом, который был приложен к первому тому, включающему лирику Пушкина, а темпера иллюстрировала стихотворение «Зимняя дорога». Вероятно, для этого же издания или в связи с работой для него было сделано другое изображение Пушкина - верхом на коне (Музей А.С.Пушкина). Но оно не пошло далее первичного наброска и не вошло в издание Кончаловского.



<...> Необходимость проникнуть в строй мыслей и чувств Пушкина, осмыслить его образ соединялась здесь с пейзажными задачами. Тем самым Серов как бы продолжал свою работу над пейзажем-жанром. И действительно, в плане такого жанра решает он свою темперу «Тройка». Она невольно заставляет вспомнить соответствующие картины Степанова и Архипова. Запряженный тройкой возок с седоком и ямщиком точно так же изображен сзади, устремленным в глубину картины и еще более силуэтно рисуется на фоне зимнего пейзажа. Этот пейзаж и составляет основу эмоционального строя изображения. Серову хорошо удалось передать тусклый свет луны, едва пробивающийся сквозь тучи, тот самый «печальный свет», который она льет на «печальные поляны». Как всегда у Серова, очень выразительна даль; снежное поле контрастирует с темной тучей, идущей от горизонта. Тонкие переходы освещения передают невеселые думы путника: «... скучно, грустно… путь мой скучен». Скучность «состояния» природы соответствует скуке путника. То же соответствие «состояния» природы и человека видим мы и в других работах. В одной скачущий на коне всадник смутным силуэтом рисуется в вечерних сумерках и общей тревожной романтике изображения соответствует едва набросанный пейзаж поля и неба с облаками.

Другое «настроение», другое «состояние» человека и природы мы видим в акварели, изображающей Пушкина сидящим на скамье в парке. Он задумчив, и его взгляд устремлен куда-то в неопределенную даль. В этой задумчивости нет, однако, печали, скорее - это творческое вдохновение. Пушкин не раз говорил, как он любит осень и как она способствовала его творчеству. Унылый пейзаж со стволами и голыми сучьями деревьев, с опавшей листвой на дорожке едва намечен и подчинен образу поэта. Динамика этого пейзажа как-то своеобразно гармонирует с позой Пушкина, сидящего на низкой железной скамье. Пушкин, бывший невысокого роста, кажется здесь высоким, так как ноги его очень удлинены. Вся эта поза, в которой странно сочетается спокойствие с внутренней взволнованностью, хорошо передает именно творческий характер задумчивости поэта. Он не просто мечтает в парке на скамье, а творит среди природы, так тонко ему соответствующей в своей осенней бесприютности. Мы снова видим здесь, как и в этюде «Октябрь», ту неразрывность пейзажа и жанра, человека и природы, когда каждый из компонентов изображения, будучи дан сам по себе, многое бы потерял в содержательности и выразительности. Жанрово-пейзажная картина «А.С.Пушкин на садовой скамье» превратилась в изобразительно, вещно и зримо трактованную тему «Пушкин и русская осень». Это - Пушкин, счастливый и вдохновенный, поры Болдинской осени.

Существует небольшой этюд маслом, изображающий аллею домоткановского парка осенью с сидящим на скамье другом Серова художником В.Д.Дервизом (1892-1893, Государственная Третьяковская галерея). По всей вероятности, Серов использовал этюд, решая портрет Пушкина. Это лишний раз подчеркивает, какую роль играл пейзаж в это время. Интересен вместе с тем процесс переработки натурного этюда в «картинную» по своей большой содержательности и внутренней значительности акварель. В то время как в этюде фигура Дервиза является лишь частью, деталью пейзажного окружения и Серов не ставит себе никаких портретных задач, в акварели «А.С.Пушкин на садовой скамье» фигура становится основным предметом изображения, раскрытию которого служит пейзаж. Жанрово трактованный пейзаж превращается в пейзажно-жанровый портрет.

P.S.

Практически идентичный текст есть и в этой книжке, не совсем ясно, кто его автор.
Tags: Серов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment