Женя (jenya444) wrote in classic_art_ru,
Женя
jenya444
classic_art_ru

Categories:

Подборка Паскина I

Помню ту же мастерскую на бульваре Клиши в обычный день; диваны и пуфы, пыльные, тусклые; на них Паскин сажал натурщиц; беспорядок, пустые бутылки, засохшие цветы, книги, дамские перчатки, засохшие палитры; а на мольберте начатый холст: две голые женщины. Краски у Паскина были всегда приглушенными; казалось, что недописанный холст уже пожух. На чем основывалось распространенное представление о чувственности, об эротике Паскина? Может быть, поражало, что он всегда рисует или пишет женское тело, может быть, сбивал с толку образ жизни Паскина — он неожиданно появлялся, окруженный дюжиной женщин. А был он романтиком, влюблялся по старинке, безоружный, беззащитный перед предметом любви; и если задуматься над его рисунками, они говорят не о сладострастии, а, скорее, об отчаянии; все эти коротконогие, пухлые девушки с обиженными глазами похожи на поломанные куклы, на странный кукольный госпиталь, который я видел в Неаполе.

Эренбург, "Люди, годы, жизнь"


Pascin_photo1

Паскин (справа) с приятелем и двумя натурщицами.




Я  прошел через зал и подсел к Пасхину,  с которым  были  две сестры натурщицы. Пасхин помахал мне, когда я еще стоял на тротуаре улицы Деламбра,  размышляя,  зайти  выпить  или  нет.  Пасхин был очень  хороший художник,  и  он  был  пьян - целеустремленно и привычно пьян, но при этом сохранял полную ясность мысли. Обе натурщицы  были  молодые  и  хорошенькие. Одна - смуглая брюнетка, маленькая, прекрасно сложенная, обманчиво-хрупкая и порочная. Другая - ребячливая и глупая, но очень красивая  недолговечной детской  красотой.  Ее  фигура  уступала  фигуре сестры - она была какая-то очень худая, как, впрочем, и все той весной.
-- Добрая сестра и злая сестра,-- сказал Пасхин.-- У меня есть  деньги. Что будешь пить?
     -- Une demi-blonde (3) -- сказал я официанту.
     -- Выпей виски. У меня есть деньги.
     -- Я люблю пиво.
     -- Если бы ты действительно любил пиво, ты бы сидел у Липпа. Ты, наверно, работал.
     -- Да.
     -- Двигается?
     -- Как будто.
     -- Прекрасно. Я рад. И тебе пока еще ничего не надоело?
     -- Нет.
     -- Сколько тебе лет?
     -- Двадцать пять.
     -- Хочешь переспать с ней?-- Он  посмотрел  на  темноволосую  сестру  и улыбнулся.-- Ей это будет полезно.
     -- Наверно, с нее на сегодня хватит и вас.
     Она улыбнулась мне, приоткрыв губы.
     -- Он распутник,-- сказала она, - но очень милый.
     -- Ты можешь пойти с ней в студию.
     -- Нельзя ли без свинства?-- сказала светловолосая сестра.
     -- А тебя кто спрашивает?-- отрезал Пасхин.
     -- Никто. Захотела и сказала.
     -- Будем   чувствовать  себя  свободно, - сказал  Пасхин.--  Серьезный молодой писатель, и доброжелательный мудрый старый художник, и две молодые красивые девушки, у которых впереди вся жизнь.
     Так мы и сидели, и девушки прихлебывали из своих рюмок, Пасхин выпил еще один коньяк с содовой, а  я  пил  пиво,  но никто не чувствовал себя свободно,  кроме  Пасхина.  Брюнетка  то  и дело меняла позу, выставляя себя напоказ, поворачивалась в профиль так, чтобы свет подчеркивал линии ее лица, и показывала мне обтянутую черным свитером грудь. Ее  коротко  подстриженные волосы были черные и гладкие, как у восточных женщин.
     -- Ты целый день позировала,-- сказал ей Пасхин.-- Тебе непременно надо демонстрировать этот свитер здесь, в кафе?
Хемингуэй, "Праздник, который всегда с тобой"


Pascin14

Pascin20a

Pascin28

Pascin24

Pascin25

Pascin18a

pascin_1925_Lucy
Tags: Паскин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments